Тайные знания - DWAR - Каталог статей - Batman: Arkham City, Dead Spcae 3
Понедельник, 05.12.2016, 17:30
Приветствую Вас Гость | RSS
      BaseLion Zone
Главная | Форум | | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории каталога
Игры для PC [1]
DWAR [8]
Мини-чат
Главная » Статьи » DWAR

Тайные знания
ГЛАВА I
В прозрачном воздухе мягко покачивались серебристые нити, будто живя своей, отдельной жизнью. Некоторые из них неожиданно обрывались, другие переплетались друг с другом, образуя прочные узлы, третьи разветвлялись, как ветви дерева, порождая все новые и новые отростки, которые продолжали бесконечный цикл жизни этой непонятной трепещущей массы.
Немного поодаль, в полумраке танцующих теней, стояла женщина, возраст которой не знал никто. Великая Шеара, создание самого Творца, воплощала в себе идеал. Красивые тонкие черты лица не прорезала ни одна морщинка, зато в глазах читалась мудрость и спокойствие, присущие, казалось бы, только глубоким старцам.
Она смотрела задумчиво на плетение, иногда поправляя аккуратно сбившуюся нить, а иногда, закрывая глаза, мягко дотрагивалась до нее кончиками пальцев, будто ласкала, убаюкивала.
Вот уже несколько эпох паутина Судьбы вела себя неспокойно, было страшно понимать, что ждет ее впереди, и осознавать, что все, что будет – неизбежно.
Шеара бросила короткий взгляд на девочку, сидящую у камина. Маленькая магмарка обнимала плюшевого пхадда, и с увлечением, и даже какой-то страстью, смотрела на огонь. Она проводила здесь каждый день, часами вглядываясь в багрово-рыжие языки пламени, и всегда молчала, иногда только шумно вздыхая.
А была ли она магмаркой? Трудно сказать. Уже сейчас там, куда попадал ее цепкий взор, рассеивалась дымка Поднебесья. Обычным магмарам это никогда не было под силу.
Испокон веков, со времен Начала, души и духи, грешные и праведные, проклятые и благословленные попадали сюда или в кряж Мрака, чтобы, набравшись священной силы, спустя столетия, вновь войти в Мир Драконов и покорить его целиком… Покорить или вновь сдаться, позволить подмять себя, втянуть в цикл Колеса времени и исчезнуть уже навсегда.
Потянув одну из нитей, Шеара стала читать прошлое...
Давным-давно, когда мир был объят хаосом, людям и магмарам предстояло объединиться с другими расами, населявшими Огрий и Хаир, в одно целое, чтобы сразить армии нечисти, покушающейся на их мир. Тогда ни она, ни Творец не узрели в сплетениях паутины Времени бесконечной войны, которой суждено было разразиться между двумя расами. Эра за эрой, эпоха за эпохой, проходили тысячи кровопролитных сражений, и все позабыли, с чего началась эта вражда.
Они рождались и погибали, дрались все более жестоко и бесчеловечно, калечили детей, собирающих цветы на полянах и отвоевывали портал, борясь ни за что… Ради славы, ради пустых побед, ради уже ненужной борьбы, они жертвовали всем, что было им дорого...
Так было до Великой Битвы. Было, пока не пришел день, когда смерть и разрушения достигли апогея – дети Творца перестали подчиняться его воле. Он уже не мог контролировать их ненависть, ибо ненависть – почти неуправляемое творение живой души. Казалось, бытие уходит в неизвестность, и цикл Времени прервется навсегда: Драконы теряли Силу, города наполняли призраки, шапки гор были усеяны скелетами падших когда-то воинов, спокойные, некогда, воды бурлили и пенились, то и дело, норовя выйти из берегов, и все понимали – не далек день, когда свершится Предсказание, и наступит Новое Время: Легенда перестанет быть.
Паутина вздрогнула, наливаясь алым цветом, и Шеара оглянулась на ребенка.
Маленький пхадд, в которого девочка вцепилась пальцами, увлекшись видом пламени, растаял в ее руках. Это была уже не первая игрушка, которую она уничтожила случайно. Она виновато
смотрела на Шеару, но та только отвела задумчивый взгляд, и продолжала читать Паутину.
Мудрый Старец, именовавший себя А'Ароном Справедливым, стал искать путь, который вернул бы мир просторам Фэо. Прошли долгие, мучительные годы, и Старец потерял много Силы, когда ответ пришел к нему неожиданно сам. Любовь – вот что было сильнее времени, мощнее злобы, прочнее стали, тот, кто сражал мечем, мог быть сражен... всего лишь поцелуем!
Однажды, наблюдая за равным боем молодой магмарки и человека, Творец опутал их невидимыми нитями, которые, сплетаясь все сильнее, создавали свою, совершенно новую реальность, неизменную, неуклонную, неизбежную, как само Предсказание – он дал им Любовь.
Ровно через год, изгнанные своими расами, презираемые и осмеянные, они бежали в пещеру Мрака, где нашли приют среди душ Безумных, где рождались войны Хаоса, и куда приходила на покой тленная нечисть. Дни и ночи превратились в бесконечность.… Закрыв глаза и держась за руки, они слушали, часто, леденящие душу стоны и гулкий шепот, которому монотонно вторило эхо влажных от сырости стен. А еще через год там, среди живых скал и духа Огня, среди криков и плача, зова и стенаний, появилась Кари – юный человеко-магмар. Воплощение страшной Силы и необузданной энергии, она впитала в себя все то, что хранили и накапливали в себе остальные. Она вобрала в себя черную душу, насытилась ослепительным светом, стала тем, что отрицали и люди, и магмары с самого начала, с момента зарождения Великой войны, она – гармония, сгусток любви и ненависти, умиротворения и хаоса, света и тьмы. Она – Великая...
Неслышно ступая, Шеара подошла к девочке. Она уже видела последний Бой, чувствовала гибель Драконов, и гибель свою, она знала что исчезнут обе расы: люди и магмары уйдут в небытие.… И наступит новая Эра, и покорится Мир человеко-магмару, и наступит новый Цикл, где колесо Времени сплетет новую паутину Судьбы. Ибо так велит Предсказание.
 
ГЛАВА II
Далекие земли, сокрытые туманом безвестности, таят в себе много загадок и неожиданностей, ведут путника в лабиринты своей истории, своей легенды…
Яруш шел уже третьи сутки по пустыне, которой, казалось, нет конца. Сухой жгучий ветер немилосердно бросал в когда-то белое, а ныне покрытое грязной коркой лицо горсти песка. Ему казалось, что звезда Мирроу решила вылить на него свой недельный запас лучей, так нещадно палила она его тело. Даже ночью не наступало умиротворение – пустыня не остывала ни на миг, вопреки всем утверждениям мудрецов. Язык прилип к небу, ноги не слушались и с трудом преодолевали даже самые маленькие препятствия. Свой меч он уже давно потерял, и даже не заметил утраты. Он более не представлял собой того самоуверенного мятежника, всезнайку, лидера молодого поколения бойцов, бившего себя в грудь и утверждавшего, что приведет подмогу из далеких земель, которая положит конец этой затянувшейся войне людей и магмаров. Он действительно свято верил в свою правоту, он даже заключил пари, и теперь…Его единственным желанием было найти источник воды. Найти и припасть к живительной влаге! И пускай, пускай потом он проиграет пари, будет заклеймен печатью позора и навсегда войдет в историю, как самоуверенный неудачник. Сейчас он просто хочет пить!
Неожиданно воздух задрожал и начал сливаться в едва различимое марево, совсем близко впереди померещился обрыв, ведущий в бездну. Юноша растерянно оглянулся назад и…наткнулся на колодец! «О Боги! Вы услышали меня!» – вскрикнул Яруш и в предвкушении долгожданного удовольствия склонился над колодцем. Каково же было его разочарование, когда внутри колодца он обнаружил лишь зияющую пустоту. «Да будь ты проклят!» - в сердцах воскликнул молодой воин и изо всех оставшихся сил ударил по раскаленному камню колодца. И вдруг!.. С оглушающим звуком из недр колодца стремительно взлетел вверх вращающийся песчаный столб! Он устремился ввысь, словно пронзая небо, еще немного покружил и распался на части, которые к великому удивлению путника превратились в гигантских чудищ, сотканных из песка! Они были настолько огромны, что Яруш не доставал им даже до колен. «Ты кто такой? – спросил самый огромный из чудищ, - Зачем пробудил нас?!» Яруш задрожал и прошептал: «Я воин расы людей..». «Чего тебе надобно, воин расы людей?!» – прогремел великан. «Я прибыл с материка Огрий просить о помощи! Мы давно ведем войну с магмарами, и я имел дерзость заявить старейшине, что приведу подмогу из далеких земель, и мы вместе положим конец этой борьбе!» - уже смелее объяснил Яруш. «ХА-ХА-ХА! Гляди, Одо, это же подопечный Эрифариуса! - обратилось чудище к другому. – За помощью пришел! ХА-ХА-ХА!»
«Послушай, Яруш, что я скажу тебе, - молвил великан по имени Одо, - Наступит день, и вы - воины расы людей встретитесь с нами – песчаными исполинами. Но сейчас не время. Сейчас для вас главное внести свою лепту в нашу общую борьбу против Хаоса. Каждый из жителей нашего огромного мира озадачен прежде всего этим, а не мелкими междоусобицами, для победы в которых ты пришел просить у нас помощи. Теперь я сделаю так, что ты перенесешься на свой материк и навсегда забудешь, что встречался с нами. Но запомнишь, что именно я тебе говорил. Прощай!»
«Откуда вы знаете, как меня зовут?!» – лишь успел спросить Яруш. И тут снова поднялся столб песка, подхватил его и понес с далекому Огрию, где он должен был выполнить свою главную в жизни миссию…
 
ГЛАВА III
Как прекрасен был мир Зелир, знают только его коренные жители – хоммы. Чудесные мохнатые существа они меняли свой окрас в зависимости от настроения: если вам повстречалась группа красных хоммов – в воздухе витает агрессия, если хомм синий – не мешайте его мыслительному процессу, желтый цвет шерсти хомма означает, что он счастлив и влюблен.
Встретить красных хоммов было практически невозможно, так как эти существа отличались поразительным миролюбием, жизнерадостностью и добродушием.
Их мир вполне способствовал такому характеру своих обитателей – весь Зелир состоял из ярких лугов, поросших сочной травой и пестрыми цветами, синих рек и бездонных озер с прозрачной водой, густых лесов и постоянно льющегося на землю света. Здесь ночь не наступала никогда, а времена года не сменяли друг друга, уступив трон и покорившись царствованию лета.
Хоммы, будучи травоядными существами, никогда не знали недостатка в пропитании. Кроме того, земли Зелира были богаты месторождениями драгоценных камней, и хоммы, далекие от изобразительного искусства, музыки и наук, целыми днями добывали, буквально лежащие на поверхности камни, обрабатывали их и создавали украшения. Они оттачивали свое мастерство год за годом, не имея возможности и желания носить, продавать свои изделия, просто вкладывали в них всю красоту своей души. Великолепные ожерелья, браслеты, кольца, диадемы, потрясающие гарнитуры просто хранились в домах и даже не использовались в качестве подарков. Казалось, ничто не может помешать этим бескорыстным ювелирам, жить в мире и согласии. Но боги распорядились по-другому.
Великая война, зачинщиками которой оказались Верховные Стражи, распространилась по всей Вселенной, поражая миры один за другим, используя одних, как участников, других нарекая жертвами. Не обошла эта горькая участь и Зелир. Его территории стали ареной, где сошлись в жестокой схватке слуги Хаоса с Богом морей Сеаном и Богом вечных льдом Айстрином. Бой, длиною в целую жизнь, казалось, не окончится никогда.
Перевес был то на одной, то на другой стороне. Когда подлые шакалы – помощники Таллаара уже окружили Богов, Сеан собрал последние силы и вызвал духов морей, а Айстрин – духов льдов. Огромная иссиня-черная пенная волна обрушилась на мир и мгновенно превратилась в лед, похоронив под собой слуг Хаоса и, обратив, зеленый цветущий некогда Зелир в Ледяной погост.
Неунывающие хоммы так и не смогли показать свои произведения жителям других миров. Их талант остался тайной, погребенной во льдах.
 
ГЛАВА IV
Вокруг кромешная тьма. Я нахожусь в пещере с высокими сводами, воздух здесь затхлый, дышать сложно и неприятно. Я оказался здесь по воле людей, которые пленили меня, чтобы раскрыть секрет приручения Неуловимых мышей Атши. Сразу видно, что подготовились они тщательно и заранее – даже переводчика нашли, магмара. Животное! И хватило же совести предать свой род, перейдя на сторону врагов! А ведь придет, наверное, домой, будет смотреть в глаза жене, держать на руках детей…. А на следующий день вновь пойдет продавать все святое.
Этого я боялся больше всего.… Из обрывков разговоров я понял, что они собираются меня пытать. Остается надеяться на одно: что моя воля окажется сильнее, чем их терпение.
Я нахожусь здесь третий день, и все меньше и меньше верю в то, что меня до сих пор ищут. Меня нещадно бьют, и мое тело уже похоже на один большой синяк…Голова гудит, руки дрожат, ноги не держат. Я получил несказанное удовольствие, когда мне удалось плюнуть в рожу переводчику! За это меня снова били, но это не важно, нет! Я до сих пор не могу не улыбаться, вспоминая его глаза: удивленный, полный недоумения, глупый взгляд, постепенно сменяющийся злостью и желанием отомстить. Тварь. Когда-нибудь я доберусь до него, и тогда ему уже ничего не поможет.
Боже мой, я никогда не думал, что человеческое воображение может дойти до таких краев…Они закрыли меня в железном боксе с сотнями, тысячами насекомых. Я пытался, как мог, почти не дышать, жмурил глаза, рвал на себе цепи, и ничего не помогало! Кишащие повсюду пауки и какие-то клопы облепили все мое тело, залезали в нос, рот, уши... Я чувствовал каждое прикосновение липких лапок, ощущал каждое движение этого единого организма, состоящего из тысячи маленьких копошащихся существ. В голове остро пульсировала только одна мысль – хотелось освободиться, сбросить с себя весь этот рой, чтобы не слышать больше хруста мохнатых лапок, ломаемых моими дрожащими руками, и избавиться от мерного шуршания тел, обволакивающих меня всего, целиком.
Сегодня меня весь день рвало. К горлу подкатывает неприятный комок каждый раз, когда я вспоминаю о насекомых. Я не знаю, что меня ждет сегодня потому, что вчера меня стошнило прямо на сапоги переводчику. На этот раз его лицо исказила такая гримаса, что мне стало страшно, первый раз по-настоящему страшно. Я не дам этим падлам себя сломать. Если секрет приручения Атши попадет в их руки, тогда бойня, которая после этого развернется, будет неизбежной. Я должен держаться. Ради друзей, которые в меня верят и ради всех тех, чья судьба сейчас зависит от меня…
Больно...Дрожат руки...Схожу с ума... Я уже не знаю, сколько времени здесь нахожусь, не помню, сколько пролежал без сознания. Кажется, несколько дней, а может, несколько часов…Меня мучает такая слабость, что мне сложно держать перо. Левый глаз полностью заплыл, и открыть его никак не получается. Они делали на моем теле надрезы…. Я помню, как досчитал до 54, а потом все стало плыть, перед глазами стояла красная пелена, очень тошнило, и во рту чувствовался соленый вкус крови. С остервенением и злобой прямо в лицо мне что-то кричал переводчик, но я не слушал…Мразь. Он не заслуживает жизни, хотя, быстрой смерти, наверное, тоже. Сегодня было легче не проговориться потому, что я не мог говорить – было больно. В моей голове проносились воспоминания об арене Дартронга, где совсем юные, почти дети, магмары делают первые, неуверенные шаги по тропе боевых искусств. Я вспоминал великие сражения и ликующих воинов, погибших друзей и свой первый боевой топор, первую шкатулку, которую мы взломали вместе с отцом, и славного зорба, подаренного мне перед свадьбой. Вспоминал, и думал, что не могу, не имею права все это предать, подарить только за то, что несколько подлых скотов сумели поставить меня на колени.
Мне страшно. Я перестал ощущать тело, руки и ноги онемели…Ноющая боль течет по жилам, и я чувствую, что скоро конец. Переводчик не выдержал – его ярость пересилила сознание, и он приказал меня убить. Сначала я впал в отчаяние: катался по полу и выл как зверь, а потом понял, что если я довел их до такого приказа, значит, я победил их! Значит, они поверили, что меня не сломать, значит, я доказал им, что моя воля – сильнее. Я доказал…Я смог…
Мне всегда казалось, что смерть – это нечто страшное. Но, по сути, ведь итак ясно, что все мы когда-нибудь умрем. Мы лечимся от страшных болезней, зализываем раны, которые наносит нам жизнь, и старательно оттягиваем момент, когда придется попрощаться с миром живых. А смерть ведь все равно наступит. И так будет всегда, это я вам обещаю.
Гораздо страшнее ожидание, эта страшная мука, когда часы и минуты тянутся бесконечно, ползут, словно липкие, скользкие пиявки, сосущие из тебя все силы. Куда более жутко понимать, что жить тебе осталось совсем немного. И ты ждешь.… Тогда сознание притупляется, а может, наоборот становится излишне чутким, но мир сразу выглядит по-другому, и все ценности отчего-то перестают быть важными. Этот дневник был моим последним другом, последней исповедальней, в которой будет храниться все то, что зрело и пускало ростки в моей душе всю жизнь, от рождения и до сегодняшнего дня. Быть может, я умру, но я умру с улыбкой на лице потому, что мой народ может быть теперь спокоен. Я уйду с надеждой и верой во все святое, что было, пока я жил, и чему еще предстоит произойти…
Я слышу шаги. За мной идут. Наконец-то…
  
ГЛАВА V
А в Содвайсе гудит непогода
В диком танце кружится пурга,
И в преддверии Нового года
Пополняют сугробы снега.
  
Суетятся хозяйки в селеньях,
Малыши не слезают с саней,
И, как злато, блестят украшенья,
На верхушках ветвистых елей.
  
Сизый дым робко тянется к небу,
А в печах сонно тлеет зола,
Пахнет свежестью теплого хлеба,
На Содвайс опускается мгла.
  
Но затихло внезапно живое,
Когда Стражник, ворвавшись во двор,
Обессилено пал пред главою,
И сказал только слово: "Крофдор!"
  
И попрятались старцы в избушки
И замолк в ожиданьи народ,
Ребятня побросала игрушки
Во дворах, на катке, у ворот...
  
Как не видя замков и затворов,
Дикой ратью, презренной судьбой,
Ворвалась во двор сотня Крофдоров,
Сея гибель вослед за собой...
  
Дух войны наполнял их сознанье,
Тишину рассекал звон мечей,
А над крышами тлело страданье
Вечный спутник бойцов-палачей.
  
Что-то было в безумстве сраженья-
В диком танце, что сплел этот бой,
В том безмолвном в глазах исступленьи,
Где в гармонии страсть и покой.
  
И Крофдоры ушли на восходе,
И победу, и злато забрав,
Доказав свою волю к свободе,
Снова ею законы поправ.
  
А в Содвайсе гудит непогода,
Снова в танце кружится пурга,
В первый день уже Нового года
Пополняют сугробы снега,
  
Снова мчится крылатое время,
Вновь сраженье придет и уйдет,
Но продолжит нести свое бремя
Независимый, гордый народ...
 
ГЛАВА VI 
Как жить, как существовать, если ты рожден в гнилостной, зловонной клоаке? Если с первого дня жизни тебя гнетет твое происхождение, твой внешний вид, твоя принадлежность к этому ужасному скоплению скверны, зовущейся Хаосом. Поэтому я решил умереть. Погибнуть прежде, чем меня начнут обучать всем премудростям и навыкам, которыми должен обладать истинный воин, служитель Хаоса. Пока я еще совсем молодой, даже маленький и по разумению высокого начальства меня не должны трогать и волновать вопросы завоевания очередного мира, войны за гегемонию во вселенной, политика, власть. Но им неведомо, что исследовать и детально изучать обстановку я научился в 2 хэ (по-нашему это показатель возраста), анализировать – в 3, а сейчас мне 4 и я уже сделал все выводы. Поэтому хочу умереть. Я талантлив и обладаю высокими умственными способностями, согласно любому из критериев, любого из миров. Я изучил языки 15 миров, в каждом из которых не меньше двух рас. Эту предсмертную записку я напишу на 28 из них, так как не успел овладеть в совершенстве письмом маленьких потешных логгеров и песчаных исполинов, а обижать их своей неграмотностью, мне не хочется. Пусть они простят меня. Кстати, мое имя настолько ужасно, что не произносится ни на одном из этих языков. Оно не нравилось мне с самого начала. Моя бедная мать, если конечно это ужасное существо можно назвать матерью, с трудом выговаривала мое имя. Хорошо, что у нас не принято называть детей ласковыми прозвищами, ох, и тяжело бы ей пришлось. Эх, жаль, что я не человек! У людей на мой взгляд самые красивые имена…. Все не так…Все не то.
Вы не подумайте, что я прожил свои 4 хэ бесполезно, только и делая, что страдая по поводу и без! Это не так! Я отыскал верный способ уничтожения существ Хаоса! И теперь я собираюсь испытать его на себе! Надеюсь, у меня все получится. Не зря же я в течение последних двух хэ только и делал, что ставил опыты, эксперименты, изучал все достоинства и недостатки организма существ Хаоса. И я ведь нашел этот способ! Можно, я буду несколько горделив напоследок? Спасибо! Хотя нет, прощайте! Уже пора! Ночь сегодня то, что нужно – самая темная в этом хэ…
 
ГЛАВА VII
С тех пор, как Зорбы пришли к поселениям из неизвестных никому земель, магмары все-время проявляли к ним интерес. Они обладали невероятной силой, хорошей выносливостью, могли развивать высокую скорость и были очень умны. Ну, так зачем было пропадать такой мощи даром, если ее можно было подчинить себе?! Влекомые такими мыслями, жители Хаира совершали неоднократные попытки приспособить животных жить рядом, приучить и одомашнить, но все они так и не увенчались успехом. Не помогали ни веревки, ни капканы, ни отборные лакомства, ни кража детенышей: поймать в сети Зорба было просто невозможно. Так, на какое-то время, мысли о ловле этих животных были оставлены в покое, и магмары не трогали их еще несколько долгих десятилетий…. Пока, однажды, в воротах Дартронга не появился глубокий старец, одетый в необычные доспехи из тяжелых лат, блистающих ослепительным белым цветом. На секунду остановившись, он оглядел хмурым взглядом толпу и потребовал, чтобы его отвели к Старейшине. А после, по всему Хаиру были разосланы гонцы, предлагающие самым умелым и опытным охотникам принять участие в укрощении Зорбов. Незнакомец предложил магмарам необычную сделку: он мог помочь им укротить самого сильного и опытного животного на глазах у всего стада, чтобы доказать ему свое превосходство. Он объяснил, что любая стая отвергает вожака, как только тот теряет свою силу или терпит поражение в бою, и выбирает себе нового, часто того, кто в этом бою победил.
Взамен старец требовал отдать ему двенадцать душ лучших на материке воинов. Кто-то воспринял его слова со смехом, кто-то предложил вздернуть его на ближайшей виселице, а кто-то выступил вперед, предлагая себя, в качестве достойной платы. Так или иначе, в ту ночь действительно бесследно исчезли двенадцать самых сильных и отважных магмаров, которые, по словам Старейшины, добровольно согласились пойти за незнакомцем, во имя своего народа, считая это не менее достойной смертью, чем героическая гибель в бою. С того момента необычная сделка была в силе.
Со всего материка были собраны лучшие охотники, искусными кузнецами было изготовлено новое оружие и доспехи. К походу все было готово.
Помня множество неудач, которые постигали их в прошлом, практичные магмары не стали целиком и полностью полагаться на незнакомца, совершившего с ними странную сделку, и, придя к месту охоты, расставили десятки ловушек, чтобы на этот раз уж точно не прогадать. Старик на это только улыбнулся, но ничего не сказал. Все затаились, и стали ждать. 
Вскоре огромное стадо появилось со стороны леса. Вожака было сразу видно, он шел впереди них. При ходьбе, под его толстой кожей перекатывались мощные мышцы, ноги ступали грузно, поднимая облачка пыли, а глаза светились ярким пламенем, рассеивая полумрак поляны. Будто почуяв присутствие чужаков, он вдруг издал гулкий протяжный звук, и все стадо мгновенно остановилось. В течение последующих пяти минут, магмары изумленно наблюдали, как Зорб ловко обходит расставленные ими ловушки, а уже за ним медленно бредут остальные животные, ступая, след в след, друг за другом.
Наверное, стадо так и прошло бы мимо, не приди в голову одному из охотников незаметно двинуться следом. В тревожной тишине сухие ветки под его ногами захрустели настолько громко, что идущий впереди всех вожак резко дернулся в сторону. Тугая веревочная петля тут же затянулась на его задней лапе, и, потянув за нее, он привел в действие нехитрый механизм. Широкая сеть упала на его массивную спину, опускаясь по бокам, и утяжеленное грузом плетение запуталось под брюхом, на шее, вокруг лап, не давая возможности идти дальше. Исполинских размеров туша начала метаться, разрывая толстые веревки и поднимая густые клубы пыли. Разъяренно мотая головой и издавая глубокий грудной звук, вожак бешено извивался, пытаясь вырваться на свободу. Секунда – и прочная сеть была изорвана в клочья. Животное бросилось на своих пленителей. Пытаясь растоптать их, оно снова и снова кидалось в атаку, будто не замечая мечей и топоров, которыми те отбивались.
Все стадо стояло вокруг, сомкнувшись плотным кольцом, и почти равнодушно наблюдало за ходом сражения. Если бы вожак погиб, то это означало бы, что они найдут себе нового, того кто сильнее, и кто достоин чести руководить ими.
В тяжелом воздухе висел запах крови, а Зорб все продолжал свою борьбу, пока силы были на его стороне.
Магмары понимали, что одолеть его им не по силам, и надеялись только на чудо, которое спасло бы их от разъяренного животного. Сражение медленно, но верно шло к печальному концу, итог которому – очередная неудача, когда на поле боя внезапно появился незнакомец, пророчивший им победу. В ту минуту его доспехи сияли особенно ярко, а у ладоней воздух сгущался, становясь бледно-голубым. Глядя в глаза животному, он подошел к нему вплотную, и, не опуская взора, попросил магмаров отойти.
Вожак стоял смирно, будто прикованный к земле, и даже не пытался сопротивляться действиям чужака. Незнакомец поднял руки к небу. Шелестящий, как старая бумага, ветер забегал по земле, задевая одинокие темные травинки, и образовал кольцо, объявшее двух соперников, смотрящих друг другу в глаза. Постепенно поднимаясь, он стал набирать силу и скорость, подхватывая с земли клубы пыли, а у ладоней человека в белых латах уже мерцали мелкие огоньки, сильно контрастирующие с бледно-голубым свечением воздуха. Через минуту, ошарашенные магмары наблюдали необыкновенную картину, на которой смешались хаотично все краски и звуки, по темному небу, накатывая, как волны, бежали ярко-алые тучи, а вожака и незнакомца объяла громадной величины воронка, гудящая, как пчелиный рой.
Вдруг, на минуту все стихло. Звуки оборвались, будто отсеченные невиданным клинком, и воцарилась абсолютная, гробовая тишина. В ней очень отчетливо и жутко стал звучать мерный шепот старца, горячо и проникновенно говорящего что-то на неизвестном никому языке. Замолчав, он с силой бросил на землю амулет, тут же оплавивший вокруг себя кольцо травы, и тут же отошел от Зорба. Сделав неуверенный тяжелый шаг, животное двинулось к нему. Незнакомец отошел снова, и снова вожак последовал за ним. Амулет, с виду напоминающий большую золотую монету, пульсировал мягким светом, и чем ближе подходил Зорб к старцу, тем сильнее становилась пульсация. Так, поднимая и снова бросая амулет на землю, незнакомец несколько раз призывал Зорба, заставляя его идти следом за собой.
Неслышно расступаясь, остальные животные разомкнули кольцо, выпуская из него магмаров.
Так, ценой двенадцати великих душ, была достигнута победа, путь к которой охватывал десятилетия. Через день великим охотникам предстояло привести огромное стадо в Дартронг, чтобы уже навеки объединить свою силу и ум с мощью и преданностью животных, ставших впоследствии их защитниками и друзьями.
А таинственный незнакомец исчез в ту же ночь, перелистнув за собой очередную страницу великих магмарских завоеваний.

Так же вам могут быть полезны наглядные карты рецептов Алхимика и Ювелира


Категория: DWAR | Добавил: BaseLion (28.12.2007) | Автор: byllik
Просмотров: 3186 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 1
1  
молодец respect

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск
Друзья сайта
  • Мой канал на YouTube
  • Заброшенный LiveInternet
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Copyright MyCorp © 2016

    Используются технологии uCoz